Театр имени Владимира Маяковского, Москва
Александр Островский
Таланты и поклонники

Режиссер: Миндаугас Карбаускис
Художник: Сергей Бархин
Художник по костюмам: Наталья Войнова
Художник по свету: Сергей Скорнецкий
Композитор: Гиедрюс Пускунигис

Артисты: Ирина Пегова, Светлана Немоляева, Игорь Костолевский, Виталий Гребенников, Михаил Филиппов, Даниил Спиваковский, Анна Ардова, Игорь Кашинцев, Александр Шаврин, Ефим Байковский,  Расми Джабраилов, Константин Константинов,  Максим Глебов

Продолжительность 3 часа 30 мин.

«Таланты и поклонники» – спектакль о природе артистического дара, о счастье и уязвленности театральным гением, о свободе и бесконечной зависимости – о театре.
Актер – бесконечно зависимая профессия и отчаянно свободолюбивый дар. Жизнь актера – заботы реальности, публика, быт, привычки. И любой, кто восхищается и боготворит талант, по сути, посягает на него, стремится овладеть им, употребить.

Негина находится в центре разворачивающейся вокруг нее истории, в которой остальные герои стремятся также играть ведущую роль. Здесь все таланты. Каждый увлеченно исполняет собственный замысел. Какова логика отдельных сюжетов? где находятся их исходные точки? что значит раскрутить интригу и участвовать в ее последствиях? кто запускает новый круг действия? Театр – собрание героев и событий, круговорот и взаимное обращение целей и самолюбий. Сознавая это нерадостную правду, в Театре Маяковского тем не менее придерживаются романтических взглядов, основанных на преклонении перед силой и обаянием личности Артиста.

В пьесе Александра Островского (1882) старый антрепренер, обанкротившийся, но оставшийся в своем театре суфлером, потому что любит театр до дрожи, говорит старому трагику: «искусство – это мера». Первый спектакль, который Миндаугас Карбаускис поставил в Театре имени Маяковского в должности руководителя, соответствует этой формуле: это в меру старый, традиционный театр, и ровно в той же мере – новый. Минималистическая музыка, вращение поворотного круга, даже астрономическое время уважительно подчиняются тому темпу, в котором естественно играть старейшим из актеров (спектакль идет три с половиной часа, а время летит незаметно). Все подчинено актеру, и даже сценический круг вращают не механик и его машина, а актеры собственными ногами. Иногда кажется, режиссер почти самоустранился из спектакля – но это видимость: просто, как было сказано, режиссер знает меру. Сегодня, когда в России только и разговоров о том, что нам делать с репертуарным театром – морально устаревшим, нахлебником у общества, – Карбаускис идет в логово чудовища и берет его любовью. О том, собственно, и пьеса - что в театре много пошлости, но много и поэзии; чтобы работать в нем, нужны любовь и трезвость; что талант – это не герой и не революционер. Он не даст сломать себя, но и не перекраивает мир под себя, иначе все силы и вся жизнь ушли бы на борьбу и ненависть.

«Таланты и поклонники» Островского – пьеса об артистах и публике, которая сидит в первом ряду и заказывает музыку. Пьеса с выгодными, бенефисными ролями для премьеров труппы.

Вот вальяжно выходит Игорь Костолевский – князь Дулебов, «важный барин старого типа, пожилой человек». Немного любуется собой – так ведь роль такая.
Вот хлопочет Светлана Немоляева – Домна Пантелеевна, «вдова, совсем простая женщина, лет за 40».
Вот аккуратно заступает на сцену Михаил Филиппов – Великатов, «очень богатый помещик, владелец отлично устроенных имений и заводов, человек практического ума, ведет себя скромно и сдержанно»: да, именно так он себя и ведет. Кепка, неброская кофта, обходительность и рассудительность; в имении, говорит, петухи есть и даже павлины. Весьма положительный персонаж.

Не то что Петя Мелузов (Даниил Спиваковский), «молодой человек, кончивший курс в университете». Все в нем несимпатично и смехотворно — и неловкость, и категоричность, и глупая вязаная шапка.

По сюжету Саша Негина (Ирина Пегова), «актриса провинциального театра, молодая девица», в финале бросает учителя и «жениха» Петю и уезжает с Великатовым. Не только ради денег, но и потому, что при поддержке богатого мужа сможет поступить на столичную сцену: у Островского важна цена компромисса.

Художник Сергей Бархин подвесил над сценой большую, ржавого цвета коробку с кривыми окошками: не то дом, не то мышеловка. Задние углы скруглены, передняя стена отдельно, вся конструкция может опускаться к полу (получается гостиная в квартире Негиной) или подниматься под колосники, открывая скупое на бытовые детали сценическое пространство.

газета «Ведомости»